Tags: вчёные люди

Esus

Ложки-то нашлись, но осадок...

Искал информацию по древним столовым приборам.  Ну там ложки, вилки, ножи.  Правда, во времена Чосера ещё брали пищу руками, но ведь ученые так убедительно рассказывают о традиции сервировки с античности.


Залез на сайт музея Метрополитен.  Там — одна из самых богатых коллекций столового добра (и не только столового, ибо ложки, например, использовались в ритуальных и косметических целях).


Начал просматривать и...


Нет, я всегда знал, что такое мир «большого искусства».  Но вот когда десятки тысяч людей видят всё происходящее и не задают никаких вопросов, выглядит это, по меньшей мере, занятно.  И зачем, спрашивается, ходят в музеи?  Чтобы потом гордо отрапортовать, что «прикоснулись к прекрасному»?


Смотрите:










Collapse )
Esus

Вот в чём вопрос...

Лингвисты — те ещё циники. Вероятно, не такие, как доктора, но...


Можно, конечно, объявлять все на свете русские слова германскоподдаными, как это делает в большинстве случаев Фасмер. Можно с пеной у рта утверждать, что русское беда не имеет ну никакого отношения к английскому bad. Можно в упор не замечать славянского корня в слове destroy. Как говорится, с кем не бывает.


Но видеть прозрачную лингвистическую конструкцию, спокойно описывать её и при этом идти не то что против хронологии и истории, а против элементарной школьной добросовестности – это что-то из области запредельного. 


Есть простые и незатейливые: английское friend (друг, приятель) и немецкое freund c тем же значением. Есть родственные им free и frei (свободный). Имеется устоявшееся мнение западных этимологов о том, что прямым родственником этих слов являются русские приять и приятель. Вот, например: 


Free, O.E. freo "free, exempt from, not in bondage," also "noble, joyful," from P.Gmc. *frijaz (cf. M.H.G. vri, Ger. frei, Du. vrij, Goth. freis "free"), from PIE *prijos "dear, beloved" (cf. Skt. priyah "own, dear, beloved," priyate "loves;" O.C.S. prijati"to help,"prijatelji"friend;" Welsh rhydd "free"). 


С другой стороны, есть Фасмер, который озвучивает с российской стороны практически то же самое: 


Collapse )
Esus

Немецкая земля.

К вопросу о том, кому на самом деле принадлежала Россия в XVIII веке и кто такие первые «Романовы». Вот пассаж из довольно редкой книги М.Т. Белявского 1955-го года издания «М.В. Ломоносов и основание Московского университета»:

"В докладе комиссии, который был представлен Елизавете, о Шумахере почти ничего не говорится. «Невежество и непригодность» Нартова и «оскорбительное поведение» Ломоносова — вот лейтмотив доклада. Комиссия заявила, что Ломоносов «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии и к немецкой земле» подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояния. Почти семь месяцев Ломоносов просидел под арестом в ожидании утверждения приговора. Его морили голодом, не выдавая ему денег на пищу и лекарства. Указом Елизаветы он был признан виновным, однако «для его довольного обучения» от наказания "освобожден".

[elib.gnpbu.ru]

Обратите внимание, что Ломоносов, по мнению высокой комиссии, подлежит, на всякий случай, смертной казни за бесчестные поступки по отношению к немецкой земле. То есть, находясь в России, можно было запросто быть умерщвленным по закону за сопротивление гауляйтерам.






Esus

Тот ещё бедлам...

Много-много лет назад я написал на одном из новохронологических форумов заметку о простом и незатейливом английском словце bad. 

Естественно, процитировал тогда etymonline, куда стекается вся свежая информация по этимологическим изысканиям.   Тогда это выглядело вот так:

1203, mystery word, no apparent relatives in other languages. Possibly from two related O.E. derogatory terms: bæddel and bædling "effeminate man, hermaphrodite, pederast." Originally "defective, inferior;" sense of "evil, morally depraved" is first recorded 1300. A rare word before 1400, and evil was more common until 1700. Ironic use as a word of approval is said to be at least since 1890s orally, originally in Black Eng., emerging in print 1928 in a jazz context. Badder, baddest were used as recently as Defoe (18c.), but yielded to comp. worse and superl. worst (taken over from evil, ill), from P.Gmc. *wersizon, comp. of *wers-. 

На что я, естественно, довольно бурно тогда отреагировал, ибо в научной работе написать mystery word — это то же самое, что расписаться в полной некомпетентности.  А уж не найти в других индоевропейских языках аналогов слова bad можно только с серьезного перепоя, простите за мой французский.

И вот, открываю я ту же статью через -дцать лет.  И...

Collapse )
Esus

Спутник земной

Макс Фасмер не знал слова спутник. Верите? Нет? И слова сопутный не знал. Несмотря на то, что у Даля обе вокабулы упомянуты. Причём с множеством удачных примеров.

А отчего же герр Фасмер не любил эти слова? Не понимал? Да ладно!

Не осознавал, из чего они слеплены? Улыбаюсь.

Всё он прекрасно понимал. И осознавал.

Единственное объяснение, почему слово спутник выпало из образцово-наказательной системы великого этимолога, состоит в том, что рядом с этим словом пришлось бы упомянуть английское и французское spouse. То есть супруг/супруга. Они же спутники по жизни. А ведь spouse, как всем давно известно, имеет латинские корни и прописку.

Но славянское слово легко раскладывается на приставку с-/со- и корень путь. А латынь упирается в тупиковые значения.

И что делать честному немцу на службе условно российского императорского величества?

Правильно, не замечать. И не допускать. И не вольнодумствовать. Вот он и.

И не.
Esus

Гранаты у них не той системы...

А вот ещё компроматец нашёл на итальянскую античную виллу Казале, о которой начал разговор вчера:

https://terrasancta.livejournal.com/35265.html

Есть на этой вилле комната, условно названная массажной. Вроде бы, после банных радостей владельцев виллы ублажали массажем. Подготовка к процессу запечатлена вот на этой мозаике:



И что же мы видим, рассматривая массажную бригаду?



Что это у молодого человека в руце? Ой, ведерко. Да не простое, а явно металлическое. Небось ещё и оцинкованное! А без защиты-то как? Коррозия-с.

Да, безответственно подошли граждане итальянцы к воссозданию картины прошлого. Прямо скажем: безответственно. Ну что мешало деревянную кадку изобразить? В итальянской истории даже прецедент войны из-за ведра был, могли бы миниатюрки полистать, прежде чем античную мозаику мастрячить.

Могли бы, но...
Esus

Кто там "гибнет за металл"?

http://www.people.ex.ac.uk/pfclaugh/mhinf/synopsis.htm


Это кусок из диссертации Питера Клафтона на тему получения аргентума в Британии. Как же много интересного можно узнать из сухого научного текста. Во-первых, до 1066 года добыча серебра в Англии была практически на кустарном уровне: 


At their conquest of England in 1066, and the subsequent occupation of parts of Wales, the Normans inherited a dispersed, small scale silver mining industry exploiting silver bearing lead ores. The mines were to be found on the Carboniferous limestone uplands like the Derbyshire Peak, Mendip, the Welsh borders and the northern Pennines where shallow enriched ore deposits had escaped the effects of glaciation. 


Так и тянет поинтересоваться, как двум легендарным английским королям - Этельреду и Кануту – удалось вытрясти из англосаксов аж 2.800.000 тройских унций (87 тонн) серебра, если «норманны унаследовали рассеянную, кустарную добычу»


Далее Клафтон информирует о том, что знаменитые девонширские рудники в начале 14-го века могли дать серебра максимум на 2000 фунтов стерлингов в год. И тут же ничтоже сумняшеся добавляет, что денежная масса в это время возросла в 4 раза, составив 1 млн. фунтов стерлингов: 


The opening of the Devon mines in 1292 provided some respite. Coin in circulation had increased fourfold, to around £1,000,000, by the early 14th century and against this we have to set the peak annual output from the Devon mines of less than £2000


Collapse )
Esus

Вокруг дивана

23 апреля - день рождения проекта Шекспир. И это хороший повод поговорить обо всяких литературных кунштюках и любопытных окололитературных обстоятельствах.

Литература - лучшее поле чудес для разномастных мистификаторов и манипуляторов действительностью. С помощью красного словца можно изменить представление о прошлом, сформировать будущее или подкорректировать настоящее.

В этом блоге я не единожды показывал, как книги об истории или исторические хроники использовались для склеивания нужной картины мира разных общностей.

Но эта самая картина пишется не только и не столько историками и их заинтересованными заказчиками, сколько людьми, совершенно далекими от исторических штудий. Ибо литература и всё, что ей сопутствует или её обременят, играют более чем значительную роль в организации общественной жизни.

Эту особенность воспринимать и пропускать через себя изящно вплетенное в контекст слово понимали издревле. И пользовались им на все деньги. Поэтому количество литературной контрабанды и её качество всегда имели значение.

Я уже писал о том, как проект «Шекспир» помог отсталому островному механизму подняться на не предназначенную для него высоту. Не менее любопытными были проекты «Оссиан» имени Макферсона в Шотландии, «Данте» во благо новой Италии, Перси в Англии и т.д.

Но и в недавнем прошлом, даже без всяких великих комбинаций и, возможно, без цивилизационного умысла, в наше сознание было помещено изрядное количество информации, искажающей наше представление об объективном мире.

Не верите?

Давайте пройдёмся вместе по литературным закоулкам...

Итак.

Лопе де Вега. Автор якобы 2000 пьес и 3000 сонетов. Естественно, ни в одном из собраний сочинений испанца такого количества форм вы не найдёте. Написал он всё это? Конечно, нет. Но реклама творчеству бесподобна!

Прекрасным ходом был и анекдот о якобы заключённом Хемингуэем пари, что он напишет идеальный рассказ из 6 слов. Текст раньше кочевал из журнала в журнал, сейчас гуляет в сети и действительно снискал славу. Миф об авторстве Хемингуэя просуществовал до 2012 года, пока, наконец, все точки над и не расставил Фредерик Райт. Но это исследование отчего-то не сильно афишируется.


А.С. Пушкин создал огромное количество невероятных по силе стихов. Но нигде в официальном литературоведении вам не скажут, что «Конёк-Горбунок» написан «нашим всем». И ещё забудут упомянуть, что «гений чистой красоты» из блестящего признания А.П. Керн - фраза Жуковского. Сам Александр Сергеевич об этом прекрасно помнил, поэтому во всех прижизненных изданиях слова эти были выделены курсивом. А потом... потом забылось. Как-то легко и непринужденно. И гений красоты стал частью пушкинского наследия, хотя поэт в славе Жуковского точно не нуждался.

Ровно так же Лермонтов не подозревал, что начало «Паруса» припишут исключительно ему. Ведь в те времена всем прекрасно было известно, что «Белеет парус одинокий” - строка из А.А. Бестужева.

С именем Лермонтова связан ещё один скандальный опус - «Прощай, немытая Россия...».

Фокус в том, что при жизни Михаила Юрьевича это не публиковалось. И только через несколько десятилетий после смерти поэта некто Бартенев приписал два убогих четверостишия Лермонтову. Никаких доказательств, естественно, представлено не было, но этого и не требовалось.

Экзальтированным демократам и народникам нужен был прецедент возмущения большого поэта системой. И они его получили.

Гегель никогда не создавал формулу «История всегда повторяется дважды: первый раз как трагедия, второй раз - как фарс». Эту мысль приписал Гегелю Карл Маркс. Он не смог вспомнить, что на самом деле писал философ-идеалист (или нарочно не захотел), и обогатил его наследие крылатой фразой собственного сочинения.

Иосиф Сталин никогда не был источником сентенции, что смерть одного человека - трагедия, а смерть миллионов - статистика. Но отчего-то эту запоминающуюся фразу постоянно приписывают вождю народов.

Правда, если не он, то кто? 99 ссылок из 100 будут о том, что «истинный автор» - Эрих Мария Ремарк, а фраза взята из его романа «Чёрный обелиск». Что, конечно, ближе к истине, но, увы, не истина. Ремарк тоже не первоисточник. Автор утверждения со сложной судьбой - Курт Тухольский, немецкий публицист.

У Роберта Бёрнса нет стихотворения с названием «У природы нет плохой погоды». Ибо такого овнища шотландский самородок написать просто не мог. За него это сделал Эльдар Рязанов, выдавший свой убогий самопал за классику. Но «поэта» Рязанова цензура бы явно завернула, поэтому изначально всё списали на Бёрнса.

Кстати, Бёрнсу в России прилетело не впервые. Маршак, переводя шотландца, дорисовал ему авторство «Дерева свободы». Стихотворения настолько сомнительного, что до середины 20-го века его просто игнорировали. А потом... потом вес Маршака оказался настолько велик, что даже английские и шотландские литературоведы признали революционные вирши бёрнсовскими. Не найдя оригинала, естественно. Ибо трудно найти то, чего не существовало в природе.

Эльдар же Рязанов, не интересуясь русскими виршами, пристроил в «Бесприданницу», переиначенную в «Жестокий романс», ещё одну английскую нетленку. Так стихотворение Gipsy Trail Киплинга стало цыганским романсом «Мохнатый шмель» в исполнении барина Михалкова. Справедливости ради, Киплинг в титрах указан, но многие ли изучают с лупой титры?

А теперь - о настоящей, красиво сыгранной мистификации. О гениальных «Двенадцати стульях» и «Золотом телёнке». История литературы не знает примеров, чтобы произведения такого уровня написали два человека, не состоящие в близком родстве. Да, творческие тандемы были: братья Гримм, Стругацкие, Вайнеры, Гонкур. Но все они состояли из родных братьев, воспитанных в одинаковой среде.

А вот что было общего у Иехи́ел-Лейба Арьевича Фа́йнзильберга, писавшего под псевдонимом Илья Ильф, и Евгения Петровича Катаева, использовавшего никнейм Петров, большой вопрос. Да, оба одесситы, но из совершенно разных социальных слоёв. Ильф - из семьи торговых людей, Петров - из интеллигенции. Непохожие судьбы, разное воспитание и образование и... писали настолько схоже, что невозможно отличить, что написано одним, а что другим? Кроме того, до «12 стульев» ничего выдающегося они не создали. Да и всё, написанное совместно после, не шло ни в какое сравнение со стилистически и лексически выверенной дилогией об обаятельном прохиндее Бендере. Кстати, по легенде, «12 стульев» были написаны то ли за 2 месяца, то ли за 3. При том, что опыта совместной работы до того у И/П не было.

А кто мог в то время написать столь изысканную вещь? Теоретически имел такую возможность Валентин Катаев, брат Евгения. Он к тому времени уже слыл состоявшимся литератором, и задача была ему по плечу. Но вот стиль Валентина Катаева абсолютно не похож на то, как написаны книги о турецкоподданном Остапе. Наверное, по силам было создать образ Бендера Козачинскому, автору «Зелёного фургона», но он в то время только вернулся в Москву, отбыв наказание в Одессе, и ему было явно не до антисоветской сатиры. Остаётся... а действительно, кто? Бабель? Вообще не его стиль. Олеша тоже писал иначе: тяжелее, массивнее. Для Паустовского слишком легко и озорно. Грин? Где сатира и где неоромантик Грин?! И вот тут всплывает фигура Михаила Афанасьевича Булгакова. Такого сатирика, как он, ещё поискать! Был знаком и с Катаевыми, и с Ильфом. Некоторые фразы его произведений практически идентичны пассажам из Ильфа-Петрова, протагонист «Зойкиной квартиры» Аметистов - это один-в-один Бендер. И даже мечтает ходить в белых штанах. Ритмически и стилистически тексты Булгакова и Ильфа-Петрова ну очень сильно близки. В момент создания «12» финансы Булгакова пели романсы, ибо «Дни Турбиных» были сняты со сцены МХАТа, а брать у потенциального клиента ГПУ новые пьесы смелые театралы не решались. И вдруг, после выхода в свет «12 стульев», Булгаков переезжает в новую квартиру. Короче говоря, количество чисто случайных совпадений позволяет задуматься. И как-то вырисовывается, что истинным создателем светлого образа Остапа был совсем не дуэт из газеты «Гудок». Если тема «Булгаков - истинный автор «12» интересна, в сети есть масса материалов превосходно пишущих об этом авторов.

Ну, пожалуй, для вечера пятницы довольно. Всех окололитературных анекдотов и историй не перескажешь, а небольшая доза читательского адреналина ещё никому не вредила...
Esus

Профессионализм

Два отрывка принадлежат одному и тому же человеку с разницей в 23 года.


В. В. Седов Происхождение и ранняя история славян. 1979.

«Отождествление славян с различными этническими группами, упоминаемыми древними авторами, характерно для средневековья и первого этапа нового времени. В сочинениях западноевропейских историков можно встретить утверждение, что славяне в древности назывались кельтами. Среди южнославянских книжников было распространено мнение, что славяне и готы — один и тот же народ. Довольно часто славян отождествляли с фракийцами, даками, гетами и иллирийцами.

В настоящее время все эти догадки и теории имеют лишь историографический интерес и не представляют какой-либо научной значимости  (выделено мной — АСХ). Желающих познакомиться с ними подробнее, можно отослать к интересной книге И. Первольфа и первым страницам статьи В. Антоновича».


В.В. Седов, Славяне. Историко-археологическое исследование. 2002.

Collapse )
Esus

Случилось!

Первый раз за всю свою неприлично долгую лингвистическую жизнь готов сказать большое человеческое спасибо Максу Фасмеру. Нет, я не сошёл с ума, не забыл его презрительного отношения к унтерменшам и не оправдываю его русофобскую снисходительность. Думаю, ему зачтётся. Причём с лихвой.

Но в одной из статей этимологического словаря Фасмер сподобился сказать такую правду, о которой должен был бы молчать до Второго Пришествия. Неисповедимы всё же пути...

О чём я? Вот об этом:

ма́ца
I, также маца́, моск., "изделие из теста, изготовляемое во время еврейской пасхи", укр. ма́ца (Желех.), блр. маца́ (Носович), польск. mаса. Как и нем. Маtzе, из идиш maze от др.-еврейск. maṣṣā "пресная лепешка"; см. Винер, ЖСт., 1895, вып. 1, стр. 64; Литтман 46; Преобр. I, 517; Клюге-Гётце 381.

Пытался выпутаться, но не смог. Надрывался, но... надорвался.

Фасмер превосходно знал, что идиш (читай: диалект немецкого) и древне—еврейский никак не пересекаются. У них нет точки соприкосновения ни во времени, ни в пространстве. Это разные вселенные. Не имеющие ничего общего сущности.

И всё же... всё же Фасмер вынужден был вывести мацу из идиша, а фактически - из латыни. Ибо massa - это точно не древнееврейский. Если же препарировать дальше, то окажется, что месить - то самое слово, из которого и massa, и mix, и всё остальное.

Но ведь это такие мелочи! Это уже легко просчитывается. И ещё легче прощается.

Мацу, значит, товарищи иудеи, любите на Пейсах? И рецепт с египетских времён? Ну-ну...

Лишь бы на здоровье! Месите! Лехаим!