terrasancta

Categories:

"Меж этих фабрик сатаны..."

Есть у гениального английского поэта Уильяма Блейка простенькое стихотворение, условно называемое Jerusalem, то есть "Иерусалим".  Оно входит в более крупную форму — поэму "Мильтон", однако уже много десятков лет живет своей собственной жизнью.  Да такой насыщенной, что удостоилось титула неофициального гимна Англии.  

Вот текст:

And did those feet in ancient time
Walk upon England's mountains green?
And was the holy Lamb of God
On England's pleasant pastures seen?

And did the Countenance Divine
Shine forth upon our clouded hills?
And was Jerusalem builded here
Among these dark satanic mills?

Bring me my bow of burning gold!
Bring me my arrows of desire!
Bring me my spear! O clouds, unfold!
Bring me my chariot of fire!

I will not cease from mental fight,
Nor shall my sword sleep in my hand,
Till we have built Jerusalem
In England's green and pleasant land. 


А вот перевод Маршака 1918-го года:

Меж трав по склонам наших гор

Ступала ль господа нога?

И знал ли агнец наш святой

Зеленой Англии луга?


Глядел ли древний божий лик

В наш дол туманный с вышины?

И был ли здесь Ерусалим

Меж этих фабрик сатаны?


Есть лук желанья золотой

И стрелы страсти у меня,

Пусть тучи грозные примчат

Мне колесницу из огня!


Мой дух в борьбе несокрушим,

Пусть грянет бой - бескровный бой...

Мы возведем Ерусалим

В зеленой Англии родной.


Не могу сказать, что перевод идеальный, у Самуила Яковлевича были гораздо более удачные эксперименты в области переложения бриттов на русский.  В целом же — приемлемо.  Хотя словосочетание "фабрики сатаны", конечно, звучит угарно.  Чем Маршаку не понравились мельницы оригинального текста, не очень ясно, по размеру слово вполне вписывалось.

Но интересен в данном случае не перевод, а смысловая нагрузка и судьба стихотворения на Альбионе.  О чем тут речь?  Да все очень просто.  Никаких аллюзий, намеков и тайных знаков.  Во времена Блейка вопрос о том, был Христос в Британии или нет, задавался на полном серьезе.  Полагали, что Иисус вместе со своим дядей, Иосифом Аримафейским, доходил аж до Гластонберри.  Это, напомню на всякий случай, начало 19-го столетия.  И стихотворение-вопрос — это возглас изумленного и ошеломленного незатейливым прозрением поэта: Господь был тут, рядом с нами, а мы-то щелкали клювом вместо того, чтобы...

Впечатлительного Блейка можно понять.  И даже простить.  Что взять с сумасбродного стихоплета?  Но ведь эти вирши доросли до уровня неофициального гимна Британии!  При том, что сам Блейк в продвижении своего продукта на рынок медиа-контента явно не участвовал.  Значит, кому-то пришлась вполне по душе идея не сливать в унитаз данные о передвижениях Иосифа и Племянника в районе Ла-Манша...

И кто бы это мог быть?  Ну прямо ума не приложу...







Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded