terrasancta

Categories:

Война и... немцы?

Война для любого народа-племени – тема серьезная. Будешь плохо воевать – либо сотрут в порошок, либо ассимилируют. Поэтому тезис о первостепенности военного дела, особенно если речь идет о древних, надеюсь, в подтверждении не нуждается. Судя по тому, что англосаксы сначала завоевали часть Британских островов, а затем в течение нескольких веков властвовали на них, несмотря на весьма и весьма недружелюбных соседей, воевали эти самые «германцы» очень даже недурно. Короче говоря, латы от сковородки отличали. 

Однако при более пристальном взгляде на военно-технический вокабуляр англосаксов (а впоследствии и англичан) выясняются совершенно удивительные вещи. Казалось бы, есть некоторые названия предметов, которые, если и заимствуются, то только у ближайших соседей, и то редко. Трудно представить себе германца, пользующегося для обозначения лука и стрел персидскими, например, словами. Или русского витязя, называющего меч каким-нибудь заковыристым кастильским словцом. Однако именно так, судя по описаниям этимологов и историков языка, поступали англосаксы. Чем им был не мил их «германский» язык, не очень понятно. 

Либо они были не совсем германцы, но тогда кто? 

Кто? Язык дает интересные наводки. Смотрим и анализируем. Если вы полагаете, например, что древние насельники Британии называли стрелу только простым аглицким словом arrow, то вы сильно заблуждаетесь. Слово earh (предшественник arrow) было, по признанию самих этимологов, очень редко употребляемым. А самым распространенным словом для обозначения стрелы на древнеаглицких болотах было слово… strael, исчезшее по «совершенно непонятным причинам» к 1200 году. Такое вот типично германское название, понимаете ли.

А еще одним таким же «типическим-типическим» германским военным термином было слово shield (щит). Тут вроде бы уцепиться не за что, shield в разных вариантах (O.N. skjöldr, O.S. skild, M.Du. scilt, Du. schild, Ger. Schild, Goth. Skildus) присутствует во всех германских языках. Однако весь цимес в том, что эти слова произошли от одной основы — skel- (со значением «разделять, раскалывать, отделять). Есть эта основа и в русском языке, например, в слове скол (с тем же самым, заметим, значением). Одна беда – в русском с- является приставкой, а в германских языках выделить s- в качестве префикса не представляется никакой человеческой возможности. Вот и выходит, что абсолютно бессмысленная буковка в начале германских слов выдает совершенно негерманское происхождение shield’ов. 

Кстати, еще о щитах. Любопытно, что слово target (мишень, цель) в древнеанглийском имело совершенно отличное от современного значение, а именно – легкий щит. Такое же значение было и у французского слова, пришедшего, якобы, на смену древнеанглийскому (вот уж, где ловить за руку можно не отходя от кассы). Очевидно, что замена одного targe (так писалось англосаксонское слово) на другой произошла только в воспаленных мозгах этимологов, в реальной же жизни это было одно и то же слово, плавно перешедшее из древнеанглийского в среднеанглийский. Интересно бы еще было узнать, откуда оно перетекло к британцам. Полагаю, что без славян и тут не обошлось. Почему? Да потому, что было в русском языке слово тарч (торч) со значением «малый, круглый щит, в средине которого продевалась рука, с кольчужной рукавицей и оружием; круглый щит, с высоким, острым пупом». Фасмер, конечно, как почти всегда, намекает на немецкое происхождение тарча (торча), однако забывает при этом упомянуть о глаголе торчать, который, к глубокому сожалению, из немецкого никак не выводится. Впрочем, как не выводится из германской мовы и украинский торч (плетень), тоже своего рода щит, только размером побольше. 

Ну, довольно о щитах. Что там еще древние использовали на войне? Вот, крюки, например. Говорят, что англичане взяли слово crook у норвежцев (krokr). Хорошо, взяли, только пусть мне хоть кто-нибудь объяснит, как они умудрились заимствовать слово так, что половина букв либо отвалилась, либо видоизменилась. А еще было бы неплохо довести до сведения широкой общественности, откуда у среднеанглийского слова взялось второе значение - «нечестный поступок, уловка». В норвежском такого значения у слова krokr нет. Так откуда ж дровишки? К сожалению для германистов, всё оттуда же – из русскоговорящей области. Во-первых, русский крюк чисто фонетически гораздо ближе английскому crook, чем какой-то непонятный krokr, во-вторых, в русском языке у слова крюк было то самое, «бесчестное» значение, которого не существовало в норвежском: «лукавый, скрытнопридирчивый, пролазный или придирчивый человек, дело» (словарь Даля). 

Идем дальше. Естественно было бы предположить, что, коль у древних нагличан были strael’ы, то должны были бы быть и емкости для хранения этих самых стрел, то есть колчаны. В древнеанглийском для обозначения коробочек для стрел использовалось слово cocur, в среднеанглийском – уже французское quivre, ставшее затем английским quiver. Даже не имея семи пядей во лбу, можно сообразить, что и cocur, и quivre – слова-родственники. В принципе англичане стыдливо не отрицают, что это словцо пришло из языка гуннов. Хотелось бы еще только напомнить, что слово кобур (превратившееся потом в простую и незамысловатую русскую кобуру) - из тюркских языков, где оно означает именно «футляр, колчан». Как тюркское слово попало к англосаксам, пусть разбираются аглицкие лингвисты, мы же, поставив очередную галочку «заимствовано», двинемся дальше.

Как называлась у англичан армия? Очень «по-английски»: here. Тут уж, как ни крути, упираемся в Древнюю Персию, ибо там вооруженные силы назывались именно так: кара. Не похоже на древнеаглицкую here? Похоже, очень похоже. И с тем же значением. Как попало к британцам? Опять же через славянскую кару, то есть наказание. Почему именно через русское слово? Да потому, что они еще и глагольчик вместе с существительным прихватили. Кара превратилась в here, а карать – в hergian (не забудем при этом, что литеру g в древнеанглийское слово вписывают «по традиции», на самом деле там была буковка, которая в современных словах превращается то в Y, то в G, то еще во что-нибудь). Так что имеем мы тут глагол «карать» практически в чистом виде. 

Теперь о том, в чем воевали. Начинаем с головы. Шлемы. На древнеанглийском шлем – helm. Говорят и пишут, что слово было не сильно употребительным. Поэтому около 1470-го года пришлось бедным британцам заимствовать то же самое слово еще раз, уже через французов и их helmet. С точки зрения логики — полнейший бред. А что, с древнеанглийского периода до 1470-го года шлемы не использовали вообще? Как раз в тот период, когда по традиционной версии они были в самом ходу? Да и англосаксы по идее должны были юзать шлемы чуть ли не каждый день. А как же археологические находки англосаксонского периода? Там же куча шлемов! Но упоминания о них чудесным образом исчезли? Верится слабо. Да и вся эта германоязычная катавасия с холмами, которые то родственны шлемам, то не родственны, то относятся к одной основе, то не относятся (см. соответствующие словари), наводит на мысль обратится к тому языку, в котором связь между холмом и шлемом ясна и явственна: чередующиеся древнерусские хълмъ/хлемъ, родственные древнерусскому же шеломъ/шлъмъ. 

Теперь об одежде, которую носили воины (и не только). Вот такую «исчерпывающую» информацию предлагают западные этимологи по слову coat: c.1300, "outer garment," from O.Fr. cote, from Frank. *kotta "coarse cloth," of unknown origin. Происхождение, как это часто случается, неясное. Что ж, придется в очередной раз задать нелицеприятный вопрос: а что, русских слов с корнем кут- не существует? И ведь по значению они ой как подходят для средневековой одёжи: и кутать, и кутань, и кута, и кутня, и кутафья!  

Европейские добрые люди напрочь забыли, кто их одевал и во что! Но можно и напомнить. Вот, к примеру, взять их сутаны/рясы, называемые попросту cassock. Думаю, что спорить с казацким происхождением этого предмета одежды просто бессмысленно. Да англичане и не пытаются. Только пишут, что слово тюркское, с чем, собственно, спорить тоже бесполезно. Однако все же очень хотелось бы уточнить, как в 1550 году тюркское слово, слегка поварившись во французском соку, перебралось в Англию. И откуда это словечко у французов? Неужто прямо от тюркоязычных? И почему слово Cossack считается заимствованным напрямую из русского в 1598-ом? Вот любопытно-то… 

Ну, и на десерт душещипательная история из времен, казалось бы, более близких. Времен, когда на авансцене появляется оружие более серьезное, чем всякие там мечи и дротики. 

Кстати о дротиках. Позволю себе небольшое лирическое отступление. Древнеанглийское daroth (сейчас это dart), которое (кто бы сомневался) произошло от германской основы darothuz-, ужасно напоминает простое русское слово дротик. Фасмер, тут надо отдать ему должное, сомневается в исландском или греческом происхождении слова. И ведь правильно сомневается: дротик происходит от слова драть, от которого в свою очередь и дранка, и драка, и много чего еще. 

Так вот, возвращаясь к временам появления более серьезного и сокрушительного оружия. 16-й век. 1570-й год. В английский приходит слово pistol. Приходит из французского, где оно очутилось на пару-тройку лет раньше. А во французском оно – из немецкого. А в немецком – из… чешского! А в чешском (неужели чехи изобрели это смертоносное оружие?) слово pistala – это всего лишь дудка, пищалка. Однако в русском имеется слово пищаль как раз с обоими нужными значениями: и дудка, и огнестрельное оружие. Ну и кто, позвольте спросить, дал миру пистолей? 

Кстати, о пистоле. Еще одно лирическое отступление под занавес. Некий широко известный в узких кругах того времени Вильям Шекспир использовал остромодное словечко pistol в одном из своих произведений. 

Как вы полагаете, в каком? В «Перикле»! 

My lord, 

If I can get him within my pistol's length, 

I'll make him sure enough: so, farewell to your highness. 

Действие, как вы понимаете, происходит в «античные» времена. Которые, очевидно, закончились аккурат в середине 16-го века, когда уже изобрели пистоли и прочие чудеса цивилизации. И не знать этого «энциклопедист и эрудит» Шекспир просто не мог. Позволительно, конечно, списать в очередной раз все на буйную фантазию драматурга, но стоит ли?.. 

Вот такая душепищательная история на десерт. Надеюсь, наше блюдо придется вам по душе. Впрочем, если даже оно не понравится, уверяю вас, яду в нем нет ни капли. Остальное – дело вкуса. 





Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded